Женские проблемы. Послеродовая депрессия?

zenskie problemy

Она впервые столкнулась с необъяснимыми страхами в 16 лет. Но к психологу не ходила– родителям (особенно маме) говорить о них не хотелось, все прошло само собой, и ладно.

Но, через много лет, спустя полгода после рождения сына ее состояние начало резко ухудшаться. Стоило только выйти на улицу, как сильно потели ладони, подкашивались ноги, стучало в висках. Накатывал невероятный страх, и взять себя в руки было практически невозможно – хотелось забиться в угол и никого не видеть.

Было совершенно непонятно, в чем же заключается причина, - в сыне души не чаяла, с мужем тоже не было особых проблем в отношениях.

Правда, до поры до времени – через какое-то время Аля начала срываться на муже, обвиняя его в том, что он испортил ей жизнь, погубив карьеру. Держать себя в руках и поддерживать отношения становилось все сложнее.

 

Чем дальше, тем сложней становилось выходить на улицу. Аля до минимума сократила встречи с друзьями за пределами дома, часто говорила мужу покупать все необходимое по возвращению с работы. Дело дошло до того, что женщина полчаса настраивала себя, прежде чем вынести мусор.

 

По просьбе мужа, уже почти отчаявшегося сохранить хорошие отношения и подумывавшего о разводе, я провела консультации на дому – Аля и слышать не хотела о том, чтобы выйти из квартиры. На первой из них я ввела женщину в состояние транса и выяснила, что проблема крылась в детстве. До знакомства с мужем ее мама, Ирина, активно строила карьеру, работая журналистом в местной газете, общалась с широким кругом людей. Но, выйдя замуж и родив детей, спустя несколько лет оказалась в клетке – муж запрещал общаться с друзьями в его отсутствие, требовал сидеть дома и смотреть за детьми. Деньги домой он приносил исправно, и Ирина, влекомая страхом, что не сможет сама прокормить детей, да и все родственники ополчатся против решения развестись, поступала так, как от нее требовали. Хотя иногда, в отсутствие мужа, у нее все-таки вырывалось: «Была бы я сейчас одна, без вас и папы…»

 

Аля с детства начала чувствовать вину перед мамой, и в уже более позднем возрасте ощущала неудобство за свое существование – ей было тяжело видеть, что причина страданий близкого человека заключается в ней. Из-за этого ей хотелось спрятаться, убежать от всех. Вина была одной из причин, которые привели к тому, что у девочки возникли проблемы в общении с одноклассниками. Аля стала менее активной в школе, боялась отвечать урок перед всем классом. К девочке стали плохо относиться, начали засмеивать. Но, стоило ей поступить в университет в другом городе и переехать в общежитие, как трудности с общением прошли: выход из зоны комфорта сделал свое дело.

 

И все-таки, загнав проблемы вглубь себя, от них не убежишь, особенно если корни лежат в детстве. В результате мы имели то, что имели: Але – 28 лет, она нигде не работает, воспитывает 2-летнего сына. Женщина не прочь бы устроиться по специальности, но невероятный страх выйти из дома не давал ей самореализоваться в профессиональном плане и в целом получать удовольствие от жизни.

 

Как оказалось во время проведения психокоррекции, страх Али попасть в такую же ловушку, как и мать, смешивался с подсознательным стремлением «отработать» вину. Такой психологический груз помножился на послеродовую депрессию – в результате ухода за маленьким ребенком женщина оказалась фактически привязанной к нему. Отсюда и возник страх: «Я окажусь в такой же ситуации, как и мать – не смогу самореализоваться, буду сидеть дома». Из этого же источника появилось негативное отношение к мужу: подсознательно Аля проецировала на него ситуацию в собственной семье и со страхом ожидала от него того же поведения, что и от отца. В результате она не давала себе жить полноценной жизнью, сама не понимая, почему.

 

Серьезное чувство вины, всю жизнь преследующее Алю, было отработано благодаря методике психокоррекции. После этого приступили к избавлению от недавно появившегося негатива. Первым делом клиентка помирилась с мужем, поняв, что его вины в этой ситуации нет. Еще через несколько сеансов Алевтина смогла выходить в соседний магазин за продуктами.

 

Необходимо было внушить женщине чувство уверенности в себе и собственных коммуникативных навыках, восстановить внутреннюю гармонию, сделать ее независимой от негативных программ прошлого. Когда мы перешли на завершающий этап, Аля отдала ребенка в садик и устроилась на работу по специальности.

 

Это один из немногих случаев, когда негатив проходил достаточно легко. Алевтина действительно здорова, и ее психологические проблемы не были связаны с физиологическими отклонениями. Все отрицательные эмоции и пагубные состояния, пришедшие из детства и получившие обострение в подростковом возрасте, проявились в послеродовой период, потому что он делает женщину невероятно уязвимой к страхам и фобиям.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить