Создание и разрушение эмоциональных связей

Джон Боулби

bowlbyДжон Боулби (1907-1990) – выдающийся английский ученый, положивший начало систематическому изучению формирования привязанности ребенка к матери. Известный психолог, психоаналитик, специалист в области психологии развития, психологии семьи, психоанализа и психотерапии, почетный доктор литературы Лестерского университета, почетный доктор естественных наук Кембриджского университета, почетный доктор многих научных обществ.

 

Его книга «Создание и разрушение эмоциональных связей» представляет собой сборник из 7 лекций, которые служат своего рода введением к идеям, которые изложены автором в его известной работе «Привязанность и утрата».

Основной идеей автора является его теория о том, что эмоциональные связи, которые устанавливаются еще с момента рождения между матерью и ребенком, иными членами семьи, непосредственно участвующими в воспитании ребенка, а также качество и свойства таких эмоциональных связей,  играют огромную роль в возможности такого ребенка на протяжении всей его дальнейшей жизни формировать успешные межличностные отношения, иметь положительную самооценку, способность доверять людям, а также переносить стрессовые ситуации.

 

В своей работе автор говорит о понятии «стабильности», включающая в себя не только стабильности как наличии одного или нескольких объектов (лиц), осуществляющих постоянный уход за ребенком, но и стабильности их отношения к ребенку, характеризующегося и стабильностью их эмоционального состояния, (в том числе отсутствием каких-либо хронических заболеваний, депрессивных состояний), вместе являющихся основой для формирования у ребенка таких качеств, как нормальная амбивалентность, уравновешенность, а также способность быть счастливым.

 

В свете вышеизложенного автор уделяет внимание существованию понятия «амбивалентность», формирование которой начинается еще с детства, используя такие выражения как: «мы злимся и хотим причинить боль тому самому человеку, которого больше всего любим», либо «укусить руку, кормящую нас», разъясняя, что такие чувства, как «любовь» и «ненависть», а также чувство вины, возникающее вследствие ощущения чувства ненависти, неизбежно порождают конфликт, который развивается внутри нас, если эти чувства направлены на одно и то же лицо. В этой связи по мнению автора становится очень важно оценить и понять, а также способствовать прогрессу регуляции амбивалентности младенцем, в связи с тем, что это является критически важным для развития его личности, т.к. если при благоприятной регуляции этого процесса он будет осознавать внутри себя противоположность импульсов, но будет уметь справляться с ними и контролировать их. Если же   процесс будет проходить менее благополучно, он будет ощущать нехватку контроля над такими импульсами и, как следствие испытывать и чувство вины, и страх возмездия и возникающую агрессию, в результате чего личность перестает осознавать свои истинные потребности, а также становится неспособной регулировать и разрешать конфликты, т.к. формирующиеся в результате такой неблагоприятной регуляции защитные механизмы ведут к уклонению или к отрицанию конфликта как такового.

 

Не менее важным в процессе регулирования амбивалентности автор считает такой фактор, как отделение матери от ребенка при наличии между ними установленной эмоциональной связи. Изучая рассуждения автора, становится более ясным и понятным тот факт, что несмотря на острую тоску и страдания, которые испытывают маленькие дети, попадая в больницу отдельно от матери, и, впоследствии оказавшись дома, дети могут демонстрировать как отчаянное цепляние за мать и следование за ней, так и отвержение, с возможными обвинениями матери за то, что та оставила их. В свете вышеизложенного, очень важное значение приобретает рекомендация автора о воспитании в родителях возможности выдерживать таких эмоций ребенка, включая взрывы гнева, показывая ребенку, что родители не боятся его ненависти, и уверены, что она может контролироваться, кроме того, обеспечивая его атмосферой терпимости, в которой может формироваться его собственное чувство самоконтроля.

 

Автор уделяет внимание таким фразам, которые часто слышат родители, особенно матери: «Она его портит», если в присутствии других людей ребенок ведет себя превосходно, а в отношениях с матерью проявляет непослушание. В материале, представленном в книге проводится аналогия с животными, основанная на том, что в присутствии отца или матери у ребенка неизбежно пробуждаются примитивные и бурные чувства, не пробуждаемые другими людьми. Так, молодые вьюрки, вполне способные кормиться самостоятельно, сразу начинают просить еду инфантильным образом, если видят своих родителей.

Немаловажным считается тот факт, подмечаемый автором, что огромную роль в формировании трудностей в процессе воспитания является собственная амбивалентность матери, которую пробуждают глубинные эмоции, которые выходят наружу в результате появления ее новой роли «родителя» и как в связи с этим важно самим родителям «залечить свои раны» и понять свои глубинные бессознательные конфликты для возможности более эффективного взаимодействия со своими детьми.

 

В одной из своих лекций автор подробно исследует вопрос «печали детства» и «отделения от матери», особо акцентируя важность понятия разлуки с матерью для детей в возрасте до 6 лет, последовательно описывая такие стадии возникающие при разлуке, как протест, отчаяние и отчуждение, проявляемые ребенком. В работе делается акцент на то, что если разлуки являются продолжительными или частыми, то ребенок может оставаться постоянно отчужденным и не сможет восстановить свою любовь и привязанность к родителям. Автор размышляет о том, что такие разлуки могут служить почвой для формирования у личности печали патологического вида и, как следствие, к различным склонностям к психическим заболеваниям в результате утраты близких людей во взрослой жизни, снижения уровня способности восстанавливаться после такой утраты, суицидальным склонностям, а также невозможности устанавливать отношения подлинной близости и привязанности в процессе жизни. Кроме того автор проводит исследование понятия «здорового траура» и факторов, возникших в детстве, которые мешают его нормальному протеканию, связывая их с запретом в родительской семье на «проявление порицаемых эмоций», и, как следствие на невозможность их выразить и попросить о необходимой поддержке.

 

В лекции, посвященой уверенности в себе и условиям, ей содействующим,   автор говорит о двух ключевых факторах, влияющих на формирование такой уверенности: присутствие/отсутствие заслуживающей доверия фигуры, желающей и способной обеспечивать безопасную личную основу для личности, которая требуется ей на протяжении жизненного цикла, а также способность/неспособность личности понимать, когда другой человек заслуживает или не заслуживает доверия и готов обеспечить безопасную личную основу, и, после достижения такого понимания, сотрудничать с данным человеком таким образом, в результате которого появляются взаимополезные отношения. В работе проводится аналогия с миром животных, с описанием, что как и для   животных, возникновение непривычных и неизвестных ситуаций, таких, как шум, темнота, резкий звук, возникновение таких явлений, а также иных, таких как взаимодействие с незнакомыми людьми, может порождать страх и переносится лучше не в одиночестве, а в присутствии кого-то более сильного, знакомого и того, кому доверяешь. Кроме того, в результате успешного «прохождения» таких ситуаций, у личности появляется уверенность в своих силах. В результате своих размышлений автор приходит к выводу, как таким образом сильная и постоянная поддержка от родителей, в сочетании с одобрением и уважением автономии ребенка не только не подрывают его уверенность в своих силах, но обеспечивают условия, которые наилучшим образом способствуют развитию такой уверенности. И наоборот, как использование родителями «разлуки», в качестве обеспечения мер хорошего поведения, могут подрывать доверие ребенка к другим людям, к себе самому и, как следствие, к отсутствию уверенности в своих силах и невозможности устанавливать эффективные взаимоотношения.

 

В своей работе автор исследует различия в понятии «привязанности» и понятии «зависимости», характеризуя такие отличия, как неспособность зависимости к сохранению близости, направленности ее на особого индивида, отсутствие прочной эмоциональной связи, и отсутствие связи необходимым образом с сильным чувством. По своей сути, автор предает понятию «привязанности» смысл, противоположный понятию «зависимости». Автор исследует типичные условия патогенного воздействия родителей, которым подвергся ребенок, и в результате которых у ребенка нарушается способность к формированию нормального уровня привязанности, таких как: постоянные угрозы нелюбви к ребенку, используемые как средство контроля; обвинения в болезни родителя в результате плохого поведения ребенка; принуждение ребенка ощущать себя виноватым, приводящих в итоге к внутренней тревоге, испытываемой ребенком и к формированию «тревожной привязанности». В продолжение этой темы исследуется понятие «компульсивной привязанности», которая способствует не только формированию желания делать все самому, проявлять собственную жесткость, какими бы ни были условия, но и склонности «всем помогать», с характерной особенностью таких людей «ломаться под влиянием стресса и показывать психосоматические симптомы или депрессию». В своей работе автор описывает трудности таких людей при вступлении в брак и рождении детей, а также склонность к постоянному требованию от партнера в браке проявления любви и заботы, с одновременным негодованием, что их любовь и забота остается неоцененной. Основной мыслью в теории автора является то, что каждый из нас склонен поступать с другим так же, как ранее поступали с ним, таким образом идентифицируя себя со своими родителем/родителями. Как результат индивидуум склонен сравнивать любого нового человека, с которым он может устанавливать узы привязанности с существующей моделью (родительской или собственной), часто продолжая это делать. Несмотря на неоднократные показатели того, что эта модель не эффективна. Сходным образом ожидая от других поступков, соответствующих его модели восприятия, продолжая питать такие ожидания, несмотря на противоречащие этому свидетельства.

 

Говоря о принципах психотерапии в том случае, если к психопаталогия применима теория привязанности, автор приводит способы проведения психотерапии, начиная от создания психотерапевтом необходимой надежной эмоциональной опоры для пациента с одной стороны, а с другой прояснение понимания того, что все действия и решения как действовать в той или иной ситуации должны быть его собственными, до помощи в рассмотрении того, как ситуации, которые возникают в процессе жизни индивида, а также реакции, демонстрируемые врачу, могут быть поняты с позиции переживаний в реальной жизни, которые он имел с фигурами привязанности в период детства и какими бы могли быть его реакции.

Книга может служить учебным пособием для студентов психологических факультетов, аспирантов, преподавателей и специалистов в области психологии, а также представлять интерес для психотерапевтов, психологов, а также широкого круга читателей, интересующихся психологией.

Сохранить